Жара

Конец июня. Вот и раскочегарило лето свою печку. Не продохнуть. Плюс тридцать в тени за окном. На улице тишина. Люди сбежали за город. Там хоть немного полегче. Свежий воздух. Не печёт раскалённый солнцем асфальт. А в городе – духота. Ни ветерка. Только поднимается от тротуаров марево нагретого воздуха. Преют запылённые деревья, кусты и трава. Бездомные собаки и кошки валяются в тени, высунув языки и тяжело дыша.

Редкие прохожие спешат по домам к распахнутым окнам или работающим на всю мощь кондиционерам. С улицы приятно зайти в магазин – там прохлада. Работают охлаждающие системы, гоняют прохладный воздух по залу. Выходишь обратно – словно окунаешься в пекло. Горячее нечто набрасывается на тебя мгновенно, стоит открыть дверь на улицу. Обнимает духотой. И хочется бежать. Домой. Под ледяной душ. Хоть как-то отвести жар от пылающего тела.

Лето.

Магия

Иногда хочется шагнуть за пределы возможностей нашего мира. Обладать волшебной палочкой или колдовским посохом. И единым взмахом решить все проблемы и трудности. Особенно, когда дело касается детей. Свои жизненные ухабы и буераки уже привычны. Скрипишь и скрипишь потихоньку. С детьми всё иначе. И соломки бы подстелила везде, и от бурь и непогоды укрыла. А не выходит.

Каждому из них приходится самому проживать свои взлёты и неудачи, падать и снова вставать, отчаиваться и надеяться вновь. И я могу только наблюдать со стороны, терзаясь сердцем, молясь за них неустанно, и веря, что придут лучшие времена. Что вернётся удача, испытания закончатся, и они опять рванут вперёд и вверх по своей дороге жизни. Держу кулачки за них. Прошу Мироздание. И мечтаю о магии.

Где ты, волшебство?

Интерес

Любопытная штука – интерес к какой-нибудь деятельности. Когда работа не нравится, с нетерпением ждёшь окончания рабочего дня. Торопишь минутки. Отвлекаешься постоянно. Прокрастинируешь. Но, стоит появиться интересу, и время пролетает мгновенно. Обеденный перерыв воспринимается, как досадная помеха. Окончания рабочего дня нет. Всё делаешь и делаешь что-то.

И не хочется прекращать. Стараешься найти ещё какие-то дополнительные возможности, полезную информацию, ссылки на нужные ресурсы. И не до сна, развлечений или гулянья. Жалко тратить время на что-то ещё, не предусмотренное твоим интересом. Хочется совершенствовать свою деятельность, находить лучшие решения, приносить большую пользу. Что-то в этом есть – быть трудоголиком.

«Охота пуще неволи».

Мороженое

Чудесное придумали лакомство для жаркой погоды. Конечно, и зимой его приятно и вкусно погрызть, но летом – особенно хорошо. Самым сложным оказывается выбор. Настолько богатым стал ассортимент в магазинах. Тут и стаканчики, и рожки, и эскимо, и брикеты. Сливочные, ванильные, крем-брюле, фисташковые, шоколадные. С добавлением фруктов и со вкусом кофе, с орешками и цукатами. Разнообразие.

Отдельно, именно в жару, идёт фруктовый лёд. Он не просто тает во рту, разливаясь ароматно-сладким послевкусием. Он, словно, наполняет тебя внутри прохладой и влажностью. Только что была жажда и жар, и вот уже организм благодарит тебя за ледяное удовольствие. Наслаждается вкусом и прохладой одновременно.

Подарок к лету.

Мокро

Вот и прохудилось небо. Копило-копило в себе влагу. Пухло серостью от неё. Набухало. Прижималось к земле. И разродилось дождём наконец. Стих ветер. Перестали метаться из стороны в сторону ветви деревьев. И посыпались вниз капли. Вначале густо и крупно. Ливень. Залил всё вокруг. Потекли по дорогам и тротуарам потоки воды. Умылась листва, крыши домов, машины. Застучала по балконным перилам барабанная дробь.

Потом стало затихать. Главная туча поплыла дальше, а здесь осталась долгая мелкая морось. Облачный краешек сеет крошечные дождинки. Настоящая осенняя серость – холод и долгий мелкий дождь. Капли больше не стучат громким боем. Они накрапывают незаметно, скапливаясь в большие прозрачные бусы, висящие на перилах балкона. Копятся и падают вниз, разбиваясь тучей брызг.

Сырое всё, мокрое.

Режим ожидания

Вот и добежали минутки до момента Х. Замерли мессенджеры, не бегут больше циферки – был во столько-то. Младший сын уехал в поход в места, где до сих пор вовсе нет связи. Всего несколько дней, но как же они сложны. За последние пару-тройку лет я уже так привыкла, что дети на связи почти всегда. Что, если вдруг стало тревожно, можно заглянуть на их странички и убедиться, что сегодня они заходили в сеть.

А ведь, когда старший был в нынешнем возрасте младшего, не было никаких мессенджеров. И как-то я жила. Не металась в неизвестности. Просто занималась своими делами. Сейчас не получается так. Голова знает, что ещё несколько дней на связи его не будет, но руки сами кликают в иконку, проверяя снова и снова. Часы стоят. Там нет даже сотовой связи. Глушь. Надо продержаться, по максимуму заполняя дни действиями и занятиями.

Материнское сердце вошло в режим ожидания.

Холодный июнь

На улице мрачно. Почти к самой земле прижались всех оттенков серого тучи. Небо низкое и совсем не летнее. Холодно. Плюс пятнадцать. А ночью не доходило и до десяти. Дождя нет, но чувство, что вот-вот грянет, не оставляет при взгляде на улицу. Не хочется выходить. Завернуться бы в плед с чашечкой горячего кофе и тихо ждать потепления. Пальцы стынут. Зябко.

А под серым небом мотаются от ветра ветки деревьев. Раскачиваются. Бьются друг о друга. Подчёркивают картину, нарисованную бегущими тучами. Смотришь на неспокойный, облачный пейзаж за окном – как же мало надо, чтобы пропало ощущение лета. Всего-то затянуть облаками синее небо и спрятать под тёмную вату сияющее солнце. И вот не лето уже вокруг, а безвременье, которое совсем не кстати.

Хочется тепла.

Прозрачность

Затеяла сегодня уборку с мытьём окон. Намыла их, натёрла, наполировала. Смотрю сквозь – их, словно, совсем нет. Улица прямо за рамой. И кажется, что небо, солнце и зелень ворвались в дом и поселились в нём навсегда. Нет барьера. Всё рядом, близко. Стою и не могу оторвать взгляд. А дел ещё много. Надо успеть. Пошла убирать дальше.

И тут набежала тучка, и грянул сильнейший ливень. Забарабанил по перилам балкона, поливая от души. Запахло пылью, прибиваемой дождём. Потом поток стих, и какое-то время дождик накрапывал едва-едва. Недолго шёл. Не успел как следует напоить землю. Только омыл запылившийся мир. Сделал его свежим и прозрачным, более сочным, красочным и радостным.

Волшебство.

Весна

Вот и отступила зима. Долго боролась в этом году. До самого апреля. Ещё неделю назад сугробы лежали такие, что казалось, так и будут лежать до самого лета. Много насыпало снега этой зимой. А тут всего-то неделя тепла, и растаяло всё. Лишь кое-где остались кучки смёрзшегося почерневшего льда. Лежат у самых бордюров, куда их набросали дворники, когда чистили тротуары.

А в окно светит яркое, по-летнему горячее солнце. Небо чистое, голубое, ни облачка. И обрадовались люди. Вышли погреть косточки на лавочку бабульки. Веселится, смеётся молодёжь. Все оживают вокруг. Устали от тёмной и снежной зимы. Наряжаются в светлые и яркие весенние наряды. Сияют улыбками. Торопятся на улицу.

Весна.

Гололёд

Когда тротуары не чистят каждый день, в том числе и во время снегопадов, на них нарастает толстый слой спрессованного снега. Потом выглядывает солнышко, и этот снег начинает подтаивать и скользить. Люди раскатывают его сапогами всё сильнее. Прессуют. Утаптывают. И вот уже весь тротуар в надолбах и колдобинах, по которым очень трудно идти. А уборка этого безобразия становится куда сложнее, чем, если почистить свежевыпавший снег.

И вот уже старательно ездит туда-сюда трактор, пытаясь счистить плотно замёрзшие куски льда. Дворники скребут лопатами. Но счищается лишь оставшийся мягким снег. Лёд остаётся на месте. Не поддаётся усилиям. Его берёт либо твёрдый скребок, либо лом, либо противогололёдная смесь. Больше никак. И львиная доля усилий уборщиков остаётся напрасной тратой времени и сил. Где же вы были, когда снег был ещё свеж?

А теперь гололёд.